Судебная практика по оао мрск

Дело № 310-ЭС14-2973

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 13 февраля 2015 г.

Резолютивная часть определения объявлена 9 февраля 2015 г.

Определение изготовлено в полном объеме 13 февраля 2015 г.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего – судьи Разумова И

судей: Ксенофонтовой Н. и Самуйлова С.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы открытого акционерного общества «Воронежская энергосбытовая компания» (далее ОАО «ВЭК», гарантирующий поставщик) и открытого акционерного общества «Межрегиональная распределительная сетевая компания Центра» (далее – ОАО «МРСК», сетевая компания) на решение Арбитражного суда Воронежской области от 05. 2013, постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 03. 2014 и постановление Арбитражного суда Центрального округа от 08. 2014 по делу № А14-8297/2013

по иску гарантирующего поставщика к обществу с ограниченной ответственностью «Талар» (г. Воронеж; далее – ООО «Талар», покупатель) о взыскании задолженности за электрическую энергию и неустойки за просрочку оплаты электроэнергии, с участием третьего лица – сетевой компании.

В судебном заседании приняли участие представители:

от ОАО «ВЭК – Гончарова Т. , Киянова О

от ОАО «МРСК» – Иванников В. , Муковникова А

от ООО «Талар» – Лавров К. , Лесных В.

Заслушав доклад судьи Самуйлова С. , вынесшего определение от 29. 2014 о передаче кассационной жалобы вместе с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, а также объяснения представителей лиц, участвующих в деле, суд

гарантирующий поставщик обратился в суд с иском к ООО «Талар» о взыскании 214 060,68 руб. задолженности за поставленную с 01. 2013 по 30. 2013 электрическую энергию и 8 561,35 руб. неустойки за просрочку оплаты энергии с 11. 2013 по 05. 2013.

Решением Арбитражного суда Воронежской области, оставленным без изменения постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций иск удовлетворен частично: с покупателя в пользу гарантирующего поставщика взыскано 2 162,86 руб. неустойки, в удовлетворении остальной части иска отказано.

Суды руководствовались статьями 329, 421, 422, 539, 544 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ), статьей 3 Федерального закона от 26. 2003 № 35-ФЗ «Об электроэнергетике» (далее – Закон об электроэнергетике), пунктами 2 (подпункт «ж»), 86, 88 Основных положений функционирования розничных рынков электрической энергии (утверждены постановлением Правительства Российской Федерации от 04. 2012 № 442, далее – Основные положения № 442), пунктами 2, 13(1) Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 27. 2004 № 861 (далее – Правила № 861), пунктом 4 Методических указаний по расчету сбытовых надбавок гарантирующих поставщиков и размера доходности продаж гарантирующих поставщиков (утверждены приказом Федеральной службы по тарифам от 30. 2012 № 703-э далее – Методические указания № 703-э).

В кассационных жалобах сетевая организация и гарантирующий поставщик просили судебные акты отменить, ссылаясь на нарушение судами положений статьи 26 Закона об электроэнергетике, пунктов 2, 13(1) Правил № 861, пункта 2 Правил технологического присоединения энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, а также объектов электросетевого хозяйства, принадлежащих сетевым организациям и иным лицам, к электрическим сетям, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 27. 2004 № 861 (далее – Правила технологического присоединения).

Заявители указали, что объем обязательств сетевой организации зависит от технических возможностей ее электросетевого оборудования и в отношении конкретного потребителя услуг определяется величиной максимальной мощности устройств этого потребителя. Максимальная мощность энергопринимающих устройств и сетевого оборудования потребителя определяется исключительно в соответствии Правилами № 861 и в процедуре технологического присоединения к сетям сетевой организации. Изменение этой величины в ином порядке недопустимо. Максимальная мощность, установленная для ООО «Талар» (5 220 кВт), указана в документах о технологическом присоединении и, помимо прочего, подтверждается измерением фактических величин.

Заявители не согласны с выводами судов о тождественности понятия «присоединенная мощность» в редакции Правил № 861, действовавшей до 11. 2012, понятию «максимальная мощность» по действующему законодательству. Доводы сводятся к тому, что присоединенная мощность постоянна и отражает совокупную величину номинальных (указанных в документах) мощностей энергопринимающих устройств и трансформаторов, а максимальная мощность как в предыдущей, так и в действующей редакции определяется не только составом энергопринимающего (электросетевого оборудования, но и технологическим процессом потребителя. Максимальная мощность (в отличие от присоединенной) определяла и определяет пределы обязательств сетевой организации. Кроме того, в опровержение выводов судов о том, что понятие «присоединенная мощность» из прежнего законодательства трансформировалось в понятие «максимальная мощность», заявители сослались на действующее законодательство, в котором продолжают использоваться оба понятия.

По мнению гарантирующего поставщика, в отсутствие согласования с сетевой компанией условия о величине максимальной мощности значение указанное в приложении к заключенному между сторонами договору энергоснабжения, и не соответствующее документам о технологическом присоединении, ничтожно. К тому же стороны договорились о применении максимальной мощности в размере 59980 кВт только после обязательного согласования с сетевой организацией, чего не было сделано.

Сетевая компания указала, что, приняв позицию покупателя, суд фактически увеличил допустимую максимальную мощность вне процедуры технологического присоединения, обязав тем самым сетевую компанию за счет собственных средств увеличить мощность ее электросетевого хозяйства в порядке, не предусмотренном законом.

В судебном заседании представители заявителей поддержали доводы кассационных жалоб.

Представители ООО «Талар» отклонили доводы заявителей и настаивали на правильном толковании судами понятия «максимальная мощность» и применении норм права при рассмотрении данного дела.

Законность обжалуемых судебных актов проверена судебной коллегией в пределах доводов, изложенных в кассационных жалобах, и в той части, в которой они обжалуются (пункт 2 статьи 291. 14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Изучив материалы дела, судебная коллегия считает, что кассационные жалобы подлежат удовлетворению по следующим основаниям.

Как установлено судами и следует из материалов дела, во исполнение договора от 20. 2006 № 134 гарантирующий поставщик с января по июнь 2013 года включительно поставлял покупателю электроэнергию, при оплате которой между сторонами возникли разногласия по поводу тарифа, подлежащего применению. Вариант тарифа предопределялся величиной мощности энергопринимающего оборудования покупателя.

Покупатель считал, что следует применять величину максимальной мощности, указанную в приложении № 3а к договору от 20. 2006 № 134 («Максимальная мощность энергопринимающих устройств покупателя Кроме того, в связи с изменившимся законодательством величина максимальной мощности аналогична значению присоединенной мощности ранее согласованной в акте разграничения балансовой принадлежности электросетей с сетевой компанией. При таком подходе максимальная мощность энергопринимающих устройств ООО «Талар» составляла 62,2 МВА, что позволяло ответчику рассчитываться по тарифу, установленному для потребителей, максимальная мощность которых превышает 10 МВт, то есть по более дешевому тарифу, чем тот, на котором настаивал гарантирующий поставщик.

По мнению гарантирующего поставщика, величина максимальной мощности определена в акте разграничения балансовой принадлежности подписанном между покупателем и сетевой компанией, и составляет 5 220 кВт Приложение № 3а к договору применению не подлежало, поскольку указанная в нем величина максимальной мощности не согласована с сетевой компанией.

Отказ покупателя оплатить электроэнергию по цене, указанной гарантирующим поставщиком, послужил для последнего поводом к обращению в суд с настоящим иском. Разница в расчетах в размере 214 060,68 руб составила цену иска в части, касающейся задолженности.

Отказывая во взыскании задолженности, суды согласились с позицией ООО «Талар», указав, что примененный им порядок определения величины максимальной мощности как совокупной величины номинальной мощности присоединенных к электрической сети (в том числе опосредовано трансформаторов и энергопринимающих устройств потребителя электрической энергии соответствует законодательству.

Между тем суды не учли следующее.

По договору энергоснабжения энергоснабжающая организация обязуется подавать абоненту (потребителю) через присоединенную сеть энергию, а абонент обязуется оплачивать фактически принятое им количество энергии (пункт 1 статьи 539, статья 544 ГК РФ).

В состав платы за электроэнергию помимо прочего входит регулируемая государством сбытовая надбавка гарантирующего поставщика. Цены на электроэнергию подлежат дифференциации по уровням напряжения и группам потребителей (пункт 3 статьи 23. 1, пункт 1 статьи 40 Закона об электроэнергетике, пункты 86, 88 Основных положений № 442).

В соответствии с пунктом 4 Методических указаний № 703-э дифференциация сбытовых надбавок гарантирующих поставщиков осуществляется в зависимости от величины максимальной мощности принадлежащих потребителям энергопринимающих устройств на следующие подгруппы: потребители с максимальной мощностью энергопринимающих устройств менее 150 кВт; от 150 до 670 кВт; от 670 кВт до 10 МВт; не менее 10 МВт.

Тарифы применяются в соответствии с решениями регулирующих органов, в том числе с учетом особенностей, предусмотренных нормативными правовыми актами в области электроэнергетики (пункт 35 Правил государственного регулирования (пересмотра, применения) цен (тарифов) в электроэнергетике, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 29. 2011 № 1178).

Как следует из пункта 2 статьи 539 ГК РФ, пунктов 34, 36, 41 Основных положений № 442 необходимым условием заключения договора энергоснабжения является представление потребителем (покупателем документов, подтверждающих технологическое присоединение его энергопринимающих устройств в установленном порядке к объектам электросетевого хозяйства сетевой организации. При этом к существенным условиям договора энергоснабжения отнесена величина максимальной мощности энергопринимающих устройств, которая определяется в соответствии с пунктом 13 (1) Правил № 861.

Согласно пункту 13 (1) Правил № 861 величина максимальной мощности энергопринимающих устройств (объектов электросетевого хозяйства указывается в документах о технологическом присоединении и определяется либо в процессе технологического присоединения, либо посредством перераспределения максимальной мощности между юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями, либо в процедуре восстановления (переоформления) документов о технологическом присоединении. Во всех случаях решение данного вопроса осуществляется сетевой организацией, к которой присоединены энергопринимающие устройства или объекты электросетевого хозяйства потребителя электроэнергии.

Максимальной мощностью признается исчисляемая в мегаваттах наибольшая величина мощности, определенная к одномоментному использованию энергопринимающими устройствами (объектами электросетевого хозяйства) в соответствии с документами о технологическом присоединении и обусловленная составом энергопринимающего оборудования (объектов электросетевого хозяйства) и технологическим процессом потребителя, в пределах которой сетевая организация принимает на себя обязательства обеспечить передачу электрической энергии (пункт 2 Правил № 861).

Присоединение новых устройств, а также увеличение максимальной мощности ранее присоединенных энергопринимающих устройств должно происходить по Правилам технологического присоединения, в которых определяются обязательства сетевых организаций и потребителей электроэнергии.

Согласно Правилам технологического присоединения величина максимальной мощности является физической величиной, определяющей характер обязательств между сетевой организацией и владельцем энергопринимающего оборудования, а также правоотношения между сетевой организацией и прочими субъектами электроэнергетики. В соответствии с подпунктом «д» пункта 7 этих Правил и приложениям №№ 6-8 к ним характеристики выполненного присоединения отражаются в документах фиксирующих осуществление технологического присоединения (акте об осуществлении технологического присоединения, акте разграничения границ балансовой принадлежности сторон, акте разграничения эксплуатационной ответственности сторон). Здесь же фиксируется совокупная величина номинальной мощности присоединенных к электрической сети трансформаторов.

Таким образом, правоотношения по технологическому присоединению энергопринимающих устройств к электросетям объективно предшествуют процессу передачи электроэнергии и предопределяют технические параметры влияющие на объем обязательств сторон в правоотношениях по энергоснабжению. Вопросы, решаемые при технологическом присоединении относятся к компетенции сетевой организации, выходят за рамки деятельности гарантирующего поставщика и не могут быть предметом соглашения между ним и потребителем электроэнергии.

Из актов о технологическом присоединении и разграничении балансовой принадлежности следует, что величина максимальной мощности энергопринимающих устройств ООО «Талар» составляет 5 220 кВтч. Сетевая компания не брала на себя обязательств по обеспечению бесперебойной передачи электроэнергии на величину, превышающую указанную. При таких обстоятельствах применение судами величины максимальной мощности превышающей 5 220 кВтч, и, как следствие, подтверждение права ответчика рассчитываться за электроэнергию по более дешевому тарифу не соответствует указанным правовым нормам и установленным обстоятельствам дела.

Поскольку величина максимальной мощности определяет обязательства сетевой организации, условие договора энергоснабжения об этой величине противоречащее документам о технологическом присоединении недействительно в силу ничтожности. К тому же стороны договорились, что условие о новой величине максимальной мощности будет действительно только после его согласования с сетевой компанией, однако факта такого согласования судами не установлено.

Существенным признаком, определявшим и определяющим понятие максимальной мощности, является технологический процесс потребителя, то есть условие, ограничивающее одномоментное использование на полную мощность всего энергопринимающего и электросетевого оборудования. В присоединенной мощности не учитывается технологический процесс и отражается лишь совокупная номинальная (полная) величина мощности энергопринимающих устройств и трансформаторов. В связи с этим выводы судов о тождественности понятия «присоединенная мощность» в ранее действовавшей редакции Правил № 861 понятию «максимальная мощность» в действующей редакции этих правил безосновательны.

Согласно Правилам технологического присоединения увеличение максимальной мощности энергопринимающих устройств осуществляется на платной основе с компенсацией сетевой организации затрат на увеличение мощности объектов электросетевого хозяйства. В то же время оспариваемыми судебными актами по существу возложена на сетевую компанию обязанность безвозмездно осуществить мероприятия по технологическому присоединению что противоречит принципам недискриминационного доступа к услугам по передаче электроэнергии и ведет к прямым убыткам сетевой компании.

На основании изложенного судебная коллегия полагает, что нижестоящие инстанции неверно истолковали и применили правовые нормы, регулирующие правоотношения на рынке электроэнергетики. В связи с существенным нарушением норм материального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов в сфере предпринимательской деятельности, обжалуемые судебные акты подлежат отмене (пункт 1 статьи 291. 11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Учитывая, что для принятия решения по существу дела требуется установление суммы задолженности ООО «Талар» перед гарантирующим поставщиком и размера неустойки, в соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 291. 14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дело направляется в суд первой инстанции на новое рассмотрение.

Руководствуясь статьями 291. 11, 291. 13 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

решение Арбитражного суда Воронежской области от 05. 2013, постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 03. 2014 и постановление Арбитражного суда Центрального округа от 08. 2014 по делу № А14-8297/2013 отменить, направить дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд Воронежской области.

Определение вступает в законную силу со дня его вынесения Председательствующий судья Разумов И. В судья Ксенофонтова Н. А судья Самуйлов С.

Одна из экспертов подчеркнула, что рассматриваемое дело затрагивает проблему того, как собственнику участка обязать СНТ обратиться с заявкой на технологическое присоединение. Другой считает, что сам спор носит достаточно формальный характер и выводы ВС РФ обращают внимание на необходимость строгого следования процедуре, предусмотренной Правилами технологического присоединения.

Верховный Суд опубликовал Определение  № 305-ЭС21-2646 по делу № А40-162637/2020 об оспаривании привлечения сетевой организации к административной ответственности за нарушение правил технологического присоединения.

Инесса Кулькова направила в ПАО «Россети Московский регион» заявку на технологическое присоединение к электросети ее объекта, расположенного в границах СНТ. В декабре 2019 г. сетевая организация аннулировала заявку, указав, что она подана без учета п. 8 (5) Правил технологического присоединения и участия СНТ. Позже заявка была направлена уже председателем СНТ, однако технологическое подключение осуществлено не было. Далее Инесса Кулькова направила в УФАС по Москве заявление о нарушении сетевой организацией Правил технологического присоединения при рассмотрении ее заявки.

17 августа 2020 г. УФАС по Москве привлекло общество к административной ответственности, предусмотренной ч. 2 ст. 21 «Нарушение правил (порядка обеспечения) недискриминационного доступа, порядка подключения (технологического присоединения)» КоАП РФ, с назначением наказания в виде административного штрафа в размере 600 тыс. руб. Не согласившись с постановлением антимонопольного органа, «Россети Московский регион» оспорило его в арбитражном суде.

Суд отказал в удовлетворении иска, а апелляционная и кассационная инстанции оставили данное решение без изменения. Суды, руководствуясь Правилами технологического присоединения, пришли к выводу о наличии в действиях общества состава административного правонарушения. При этом они указали, что, поскольку Инесса Кулькова отнесена к категории заявителей, указанных в п. 14 Правил, общество было обязано направить по ее заявке договор об осуществлении технологического присоединения, поскольку указанные нормы носят императивный характер и каких-либо исключений, освобождающих общество от этой обязанности, не содержат.

Впоследствии сетевая организация обратилась в Верховный Суд с кассационной жалобой. Изучив материалы дела, Экономколлегия ВС разъяснила, что в соответствии с п. 8 (5) Правил технологического присоединения и участия СНТ (в действующей в спорный период редакции) в случае технологического присоединения энергопринимающих устройств, принадлежащих правообладателям объектов недвижимости, расположенных в границах территории садоводства или огородничества, заявка на такое присоединение подается в сетевую организацию самим садоводческим или огородническим некоммерческим товариществом (при наличии).

Верховный Суд подчеркнул, что при этом СНТ или ОНТ не вправе отказаться от подачи в сетевую организацию такой заявки, а также препятствовать сетевой организации в осуществлении технологического присоединения таких устройств и требовать за это плату.

В определении отмечается, что Решением ВС РФ от 4 сентября 2019 г. № АКПИ19-499 и Апелляционным определением
ВС РФ от 14 января 2020 г. № АПЛ19-478 было отказано в удовлетворении административного искового заявления Г. о признании частично недействующими абз. 1–3 п. 8 (5) Правил технологического присоединения. Тогда ВС РФ признал, что оспариваемые положения, не предусматривающие права правообладателям объектов недвижимости, расположенных в границах территории садоводства или огородничества, непосредственно самим обращаться в сетевую организацию с заявкой на технологическое присоединение этих энергопринимающих устройств, не нарушают их прав. Порядок подачи такой заявки непосредственно СНТ или ОНТ не противоречит федеральному законодательству.

Верховный Суд указал, что порядок обращения и рассмотрения заявок на технологическое присоединение физических лиц в соответствии с п. 14 в данном случае неприменим в силу прямого ограничения п. 8 (5) Правил по субъектному составу лиц, которые вправе подать обращение для объектов, находящихся в границах СНТ или ОНТ. «Поскольку в соответствии с действующей в спорный период редакцией п. 8 (5) Правил физлицо было ограничено в праве на самостоятельное обращение в сетевую организацию с заявкой на осуществление технологического присоединения к электрическим сетям объекта, расположенного в границах СНТ, то его заявка не подлежала исполнению со стороны сетевой организации (общества)», – отмечается в определении.

Суд посчитал, что указание нижестоящих инстанций на то, что в уведомлении о регистрации заявки Инессы Кульковой имеется подпись председателя СНТ, которую суды расценили как сопроводительное письмо СНТ на подачу заявки в сетевую организацию, в рассматриваемом случае значения не имеет. ВС пояснил, что действующая в спорный период редакция п. 8 (5) Правил прямо предусматривала, что с заявкой на технологическое присоединение вправе было обратиться только СНТ, и не предусматривала такого порядка обращения, как сопроводительное письмо СНТ к заявке физлица.

Таким образом, Верховный Суд посчитал, что в действиях общества отсутствует состав вмененного правонарушения, в связи с чем он отменил обжалуемые судебные акты. Удовлетворив заявление общества, ВС также отменил постановление антимонопольного органа о привлечении его к административной ответственности.

КС выявил нарушение прав собственников объектов электросетевого хозяйстваСуд признал неконституционной норму, которая исключает возможность возмещения расходов компаниям, не являющимся территориальными сетевыми организациями, но выполняющим переток электроэнергии30 Апреля 2019

Руководитель коммерческой практики АБ «Плешаков, Ушкалов и партнеры» Жанна Колесникова отметила, что в описываемый период владельцы объектов, расположенных в СНТ, действительно не могли самостоятельно обращаться с заявками на технологическое присоединение. Эксперт считает, что ВС абсолютно правильно указал, что в действиях сетевой организации нет состава административного правонарушения.

Однако, по мнению Жанны Колесниковой, это дело подсвечивает и другую проблему, существовавшую в то время и лежащую несколько в иной плоскости, – как собственнику участка заставить СНТ обратиться с заявкой на технологическое присоединение. «Ведь, по сути, реализация права граждан на подключение к электрическим сетям напрямую зависела от их отношений с председателями соответствующих СНТ. И если эти отношения складывались не самым благоприятным образом, например у садовода и руководства СНТ был спор относительно уплаты членских взносов, то садовод годами не мог подключить электричество. Вполне возможно, что в данном деле изначально была похожая ситуация, которая и вынудила собственника участка самостоятельно обратиться в сетевую организацию», – рассуждает эксперт.

Жанна Колесникова подчеркнула, что в настоящее время данное правило отменили, в правила технологического присоединения внесли соответствующие изменения, и владельцы земельных участков обращаются за технологическим присоединением самостоятельно, вне зависимости от того, где находятся такие участки – в СНТ или нет. «Удивительно в данном деле то, что ВС РФ фактически пришлось разъяснять нижестоящим судам очевидные вещи, написанные в законе», – заметила она.

Партнер ФБК Legal, к. Сергей Ермоленко отметил, что Правила технологического присоединения менялись в декабре 2018 г. , и в тот период, когда участник рассматриваемого спора подавал заявку на присоединение, действовало правило о том, что такая заявка должна подаваться только от имени СНТ. «У такого регулирования, я полагаю, были свои цели, поскольку централизованная подача заявлений от СНТ позволяет обеспечить более оптимальное подключение с технологической точки зрения. А точнее: есть единый субъект (администрация СНТ), с которым сетевая компания взаимодействует – как в рамках документального взаимодействия, так и в рамках фактического подключения (где установить распределительное устройство, какое оно должно быть, как осуществлять разводку сетей по территории СНТ)», – разъяснил эксперт.

Кроме того, Сергей Ермоленко указал, что в отношении хозяйств, расположенных на территории СНТ, действуют иные нормативы потребления электричества, отличные от нормативов для индивидуальных хозяйств, расположенных вне СНТ. Если бы каждый член СНТ подавал заявку на подключение самостоятельно, то сетевой организации сложно было бы нормировать условия передачи электроэнергии, полагает он. «Поэтому спор на самом деле носит достаточно формальный характер, и выводы Верховного Суда лишь обращают внимание на необходимость строгого следования процедуре, предусмотренной Правилами технологического присоединения», – пояснил Сергей Ермоленко.

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

01 июня 2016 года г.

Москва Преображенский районный суд г. Москвы в составе председательствующего судьи Гасанбековой Л. , при секретаре Ушакове И. , рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское

дело № 2-3844/16 по

иску ПАО «ТНС энерго Ярославль» к Азанову М. о взыскании задолженности за потребленную электрическую энергию, расходов понесенных в связи с введением ограничения/возобновления электроснабжения потребителя, судебных расходов,

ПАО «ТНС энерго Ярославль» обратилось в суд с иском к Азанову М. о взыскании задолженности за потребленную электрическую энергию, расходов понесенных в связи с введением ограничения/возобновления электроснабжения потребителя, судебных расходов, указав в обоснование иска, что ответчик, факически проживающий по адресу: ***, является потребителем ПАО «ТНС энерго Ярославль». В соответствии с абз. 64 Основных положений функционирования розничных рынков электрической энергии в переходный период реформирования электроэнергетики, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 31. 2006г. №530 (далее Правила), а с 12. 2012г. — в соответствии с п. 32, 73 Основных положений, утв. Постановлением Правительства РФ от 04. 2012г. № 442, имеет лицевой счет № ***. ПАО «ТНС энерго Ярославль» является гарантирующим поставщиком, обеспечивает абонента электроэнергией надлежащего качества и количества, которое фиксируется на расчетном электросчетчике, установленном по указанному адресу. В адрес ответчика неоднократно направлялись счета-фактуры, а также претензии и уведомления с требованием погасить задолженность по оплате в добровольном порядке. Во исполнение положений п. 117, 119 Постановления № 354 ПАО «ТНС энерго Ярославль» как исполнитель направил соответствующее уведомление о введении ограничения режима потребления электроэнергии Потребителю с предложением погасить задолженность в указанный срок. В силу невыполнения требования было произведено прекращение отпуска электрической энергии потребителю должнику путем отключения от электрической сети, которая зафиксирована актом № *** от *** года. Поскольку затраты на ограничение режима потребления понесло ПАО «ТНС энерго Ярославль», то абонент обязан возместить причиненный реальный ущерб в размере *** руб. *** коп. Сотрудниками сетевой компании ОАО «МРСК центра-Ярэнерго» *** года было произведено ограничение режима потребления электрической энергии по адресу: ***. За данные услуги ОАО «МРСК центра-Ярэнерго» вставило счет ПАО «ТНС энерго Ярославль» (ранее — ОАО «ЯСК») в сумме *** руб. *** коп. Таким образом, по л/с *** имеется задолженность за услуги отключения электрической энергии в размере *** руб. *** коп. Таким образом, по мнению истца, задолженность ответчика за потребленную электрическую энергию за период с *** по *** года составляет *** руб. *** коп. Оплата потребленной электрической энергии осуществляется по ценам (тарифам), установленным органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации в области государственного регулирования тарифов. Данные тарифы утверждены приказами Департамента топлива, энергетики и регулирования тарифов Ярославской области. В связи с вышеуказанными обстоятельствами, истец просит суд взыскать в свою пользу с ответчика задолженность за потребленную электрическую энергию в размере *** руб. *** коп. , расходы, понесенные в связи с введением ограничения/возобновления электроснабжения потребителя в размере *** руб. *** коп. , расходы по оплате государственной пошлины в размере *** руб. *** коп.

Представитель истца ПАО «ТНС энерго Ярославль» в судебное заседание не явился, просил рассмотреть

дело в его отсутствие.

Представитель ответчика Азанова М. по доверенности – ***. в судебное

заседание явился, иск не признал, представил письменные возражения на иск.

Учитывая, что реализация участниками гражданского оборота своих прав не должна нарушать прав и охраняемых законом интересов других лиц, в том числе на быстрое и правильное рассмотрение споров, суд полагает возможным рассмотреть

дело в отсутствии представителя истца, в порядке ст. 167 ГПК

РФ, поскольку полагает возможным разрешить его по имеющимся в деле доказательствам.

Суд, выслушав представителя ответчика, исследовав письменные материалы дела, приходит к следующему выводу.

В соответствии со ст. 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов.

В силу ст. 310 ГК РФ односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускается.

Согласно ст. 539 ГК РФ, по договору энергоснабжения энергоснабжающая организация обязуется подавать абоненту (потребителю) через присоединенную сеть энергию, а абонент обязуется оплачивать принятую энергию, а также соблюдать предусмотренный договором режим ее потребления, обеспечивать безопасность эксплуатации находящихся в его ведении энергетических сетей и исправность используемых им приборов и оборудования, связанных с потреблением энергии.

Договор энергоснабжения заключается с абонентом при наличии у него отвечающего установленным техническим требованиям энергопринимающего устройства, присоединенного к сетям энергоснабжающей организации, и другого необходимого оборудования, а также при обеспечении учета потребления энергии.

К отношениям по договору энергоснабжения, не урегулированным настоящим Кодексом, применяются законы и иные правовые акты об энергоснабжении, а также обязательные правила, принятые в соответствии с ними.

К отношениям по договору снабжения электрической энергией правила настоящего параграфа применяются, если законом или иными правовыми актами не установлено иное.

Пунктом 1 статьи 540 ГК РФ установлено, что в случае, когда абонентом по договору энергоснабжения выступает гражданин, использующий энергию для бытового потребления, договор считается заключенным с момента первого фактического подключения абонента в установленном порядке к присоединенной сети.

Согласно п. 1 ст. 544 ГК РФ оплата энергии производится за фактически принятое абонентом количество энергии в соответствии с данными учета энергии, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или соглашением сторон.

В соответствии со ст. 210 ГК РФ, ст. 30, 31, 153-165 ЖК РФ собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества.

Собственник либо наниматель жилого помещения по договору социального найма обязан своевременно и полностью вносить плату за жилое помещение и коммунальные услуги, включающие в себя электроснабжение.

В соответствии с п. 136 Правил, оплата потребленной электрической энергии осуществляется на основании данных, полученных с помощью приборов учета.

Согласно п. 73 Правил потребитель обязан оплачивать потребленную электроэнергию ежемесячно по 10-го числа месяца, следующего за истекшим месяцем, за который производится оплата.

В случае не предоставления абонентом показаний индивидуального прибора учета плата за коммунальную услугу в виде электроснабжения согласно п. 59 Правил, начисляется потребителю в жилом или нежилом помещении за расчетный период, определяется исходя из рассчитанного среднемесячного объема потребления коммунального ресурса потребителем, определенного по показаниям индивидуального или общего (квартирного) прибора учета за период не менее 1 года (для отопления — исходя из среднемесячного за отопительный период объема потребления), а если период работы прибора учета составил меньше 1 года, — то за фактический период работы прибора учета, но не менее 3 месяцев (для отопления — не менее 3 месяцев отопительного периода).

По истечении указанного в пункте 59 настоящих Правил предельного количества расчетных периодов, за которые плата за коммунальную услугу определяется по данным, предусмотренным указанным пунктом, плата за коммунальную услугу рассчитывается в соответствии с пунктом 42 настоящих Правил исходя из нормативов потребления коммунальных услуг.

В соответствии с п. 1 статьи 547 ГК РФ в случаях неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств по договору энергоснабжения сторона, нарушившая обязательство, обязана возместить причиненный этим реальный ущерб (пункт 2 статьи 15 ГК РФ).

В ходе судебного разбирательства судом установлено, что между Азановым М. (ответчик) и ОАО «Ярославская сбытовая компания» (с *** года — ПАО «ТНС энерго Ярославль»; истец) заключен Договор электроснабжения бытового абонента от *** года.

Абонент располагается по адресу: ***, и имеет лицевой счет № ***.

В соответствии с заключенным Договором истец принял на себя обязательство поставлять ответчику электрическую энергию, а ответчик обязался оплачивать принятую для бытового потребления электрическую энергию.

Главой 4 рассматриваемого Договора поставки, стороны установили, что учет электрической энергии производится на основании прибора учета.

Подписанию договора электроснабжения предшествовало заключение сторонами Договора об осуществлении технологического присоединения № *** (***-***) от ***года.

В соответствии с указанным договором и приложениями к нему стороны установили порядок подключения ответчика к электросетям, границу ответственности сторон, требования к приборам учета и порядок передачи (считывания) показаний прибора учета, иные (существенные) положения и условия.

Одним из существенных условий присоединения к высоковольтной электросети являлось установление в *** года на линии разграничения ответственности сторон высоковольтного прибора учета электрической энергии (счетчика) марки *** с серийным номером ***.

Иск заявлен о взыскании суммы задолженности за электроэнергию, потреблённую в период с *** года по *** года.

Согласно требованиям истца, стоимость потреблённой за данный период электроэнергии составляет *** руб. *** коп.

Однако, требования истца в данной части являются необоснованными, поскольку они не соответствуют реальному объёму потреблённой электроэнергии, измеряемому в киловатт- часах с помощью вышеуказанного счётчика.

По данным Переславского участка Ростовского отделения ПАО «ТНС Энерго Ярославль», содержащимся в Реестре передачи контрольных показаний за *** года по состоянию на *** года контрольное показание счётчика электроэнергии ответчика по лицевому счёту *** составляло *** кВт*час.

Кроме того, по данным Переславского участка Ростовского отделения истца на *** года показание счётчика ответчика по лицевому счёту *** составляло *** кВт*час, при этом абонент был отключён от электросети и состояние отключения от электросети имело место в течение всего апреля и всего *** года, так как показание счетчика *** кВт*час отражено ещё в Реестре передачи контрольных показаний ещё от *** года.

В представленной истцом выписке от *** года из лицевого счёта ответчика № *** (копия прилагается) указано, что в *** и *** года расхода электроэнергии у ответчика не было.

Таким образом, за период с *** года по *** года потребление ответчиком электроэнергии составило: *** кВт*час — *** кВт*час = *** кВт*час.

Тариф на использование электроэнергии, установленный уполномоченным органом, в течении *** года — *** года составлял *** руб. *** коп. за *** кВт*час.

Таким образом, за период взыскания ответчику может быть начислена лишь следующая сумма: *** кВт*час х ***руб. / кВт*час = *** руб.

Согласно указанной выше выписке от *** года из лицевого счёта № ***, ответчик произвёл только в период *** года два платежа в адрес истца: *** года — на сумму *** руб. *** коп. , *** на сумму *** руб. *** коп. также через АО «Альфабанк».

Таким образом, эта сумма уплаченная ответчиком в течение периода взыскания, включая плату за работы по отключению подключению ответчика к линии энергопередачи больше чем сумма, на которую вправе претендовать истец.

Кроме того, судом установлено, что определением мирового судьи судебного участка №110 района Богородское г. Москвы, и. мирового судьи судебного участка №105 района Сокольники г. Москвы от 28 апреля 2015 года производство по гражданского дела №2-*** по иску ОАО «Ярославская сбытовая компания» к Азанову М. о взыскании задолженности за электрическую энергию прекращено, в связи с отказом истца от иска.

Согласно ст. 12 ГПК РФ, гражданское судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

В силу ст. 56 ГПК РФ, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений.

В соответствии со ст. 67 ГПК РФ, суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем и полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

При указанных обстоятельствах, оценив представленные доказательства в их совокупности в соответствии со ст. 67 ГПК РФ, учитывая, что объем потребленной ответчиком электроэнергии, указанный в счетах выставленных истцом, не соответствует реальному объему электроэнергии, потребленному ответчиком зафиксированному прибором учета электрической энергии, в связи с чем суд приходит к выводу об отказе в удовлетворении иска ПАО «ТНС энерго Ярославль» к Азанову М. о взыскании задолженности за потребленную электрическую энергию, расходов понесенных в связи с введением ограничения/возобновления электроснабжения потребителя, судебных расходов.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 56, 67, 167, 194- 199 ГПК РФ, суд

В удовлетворении иска ПАО «ТНС энерго Ярославль» к Азанову М. о взыскании задолженности за потребленную электрическую энергию, расходов понесенных в связи с введением ограничения/возобновления электроснабжения потребителя, судебных расходов – отказать.

Решение суда может быть обжаловано в Московский городской суд в течение месяца со дня изготовления решения в окончательной форме.

Полный текст решения изготовлен 01 июня 2016 года.

Судья Л. Гасанбекова.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.