Кто владеет энергоотраслью Татарстана?

«БИЗНЕС Online» впервые публикует топ-40 крупнейших компаний, связанных с теплом и электричеством

За последние годы Татарстан сделал мощный рывок из болота энергодефицита, а ремонтные и строительные подрядчики работают на объектах по всей стране. В честь отмечавшегося накануне Дня энергетика «БИЗНЕС Online» подготовил первый обзор компаний отрасли, выстроив их в рейтинг по выручке и узнав, кому они принадлежат — от крупнейших ТЭЦ до системной интеграции, от распределения мощностей до строительства ЛЭП и изготовления светооборудования.

Кто владеет энергоотраслью Татарстана?

Татарстан входит в число энергодефицитных регионов России. Сейчас дефицит энергомощностей в РТ составляет 7 млрд кВт⋅ч

ЕДИНСТВО И БОРЬБА

В наш рейтинг вошли не только производители непосредственно электричества и тепла, но и другие крупные компании энергетической сферы: занимающиеся, например, транзитом товара, производящие оборудование для них или сопутствующие товары. Ранжирование идет по объему выручки за 2017 год, поскольку данных за 2018-й по большинству компаний еще нет. Оговоримся, что, в отличие от проекта топ-300, в таблицу включены и дочерние предприятия компаний, ведь у каждой есть собственная отчетность и собственные финпоказатели. Все результаты и данные о собственниках приведены по сервисам «Спарк-Интерфакс» и «Контур.Фокус».

Татарстан входит в число энергодефицитных регионов России. Сейчас дефицит энергомощностей в РТ составляет 7 млрд кВт⋅ч. В 2014 году столица РТ получала извне 70% потребленной электроэнергии, а во время Универсиады-2013 крупные промышленные предприятия вынуждены были ограничивать свою работу, чтобы не подвергать Казань риску масштабных отключений электроэнергии. Похожая ситуация была и с чемпионатом мира по водным видам спорта 2015 года. Однако за четыре года был сделан рывок, так что, по оценке главы АО «Татэнергосбыт» Рифнура Сулейманова, сейчас энергодефицит РТ составляет 19%, но все-таки не изжит полностью.

По официальной статистике, в январе – ноябре 2018 года компании Татарстана, обеспечивающие население электроэнергией, газом и паром, отгрузили продукции на 132 млрд рублей. Со стороны картина на рынке выглядит довольно пестрой, но чувствуется, что в основном она состоит из осколков некогда единой системы. Доставшееся республике, по сути, с советских времен «Татэнерго» в начале 2000-х в рамках реформы электроэнергетики под чутким руководством Ильшата Фардиева раскололось на Генерирующую компанию и Сетевую компанию. Затем часть генерирующих мощностей республика приватизировала, передав ТАИФу и «Татнефти». В свободное плавание ушли ремонтные, транспортные и прочие «непрофильные» подразделения, превратившиеся в частные компании.

Переломным моментом для отрасли на уровне всей страны станет участие в новой программе ДПМ, потому что те, кто в нее не попадает, рискуют остаться у разбитого корыта. Независимым инвестпроектам просто невозможно конкурировать с получающими «допинг» в виде повышенного тарифа за счет всех участников рынка.

Производство, сбыт и большой вопрос о Заинской ГРЭС

Крупнейшим игроком на рынке энергетики остается госхолдинг «Связьинвестнефтехим» (СИНХ). На безоговорочно первом месте по выручке находится «дочка» СИНХа — «Татэнергосбыт», выручка которого в прошлом году составила 59 млрд рублей. Это крупнейшая сбытовая компания республики, хотя Сулейманов и жалуется периодически на коммерческих конкурентов, которые норовят увести из Татарстана налоговую базу. Объем продаж компанией электроэнергии за 2017 год достиг 18,8 млрд кВт⋅ч. Сулейманов возглавляет и одного из своих «конкурентов», ООО «АЭСК» (Альтернативная энергосбытовая компания) — это еще один энергосервисный актив СИНХа, созданный в 2013 году через «дочку» «Инвестнефтехим». Поскольку у компании нет статуса и обязательств гарантирующего поставщика, она может быть гибче с ценами, не давая уводить крупняк демпингом. На базе «Татэнергосбыта» в прошлом году также был создан Единый расчетный центр, собирающий до 100% платежей с населения.

На второй строчке рейтинга — еще одна «дочка» СИНХа, АО «Татэнерго». Сейчас это одна из крупнейших генкомпаний России: ей принадлежат две из трех казанских ТЭЦ, Набережночелнинская ТЭЦ, Заинская ГРЭС и Нижнекамская ГЭС и теплосети. Заметим, что «Татэнерго» открывает второй десяток самых прибыльных компаний Татарстана, увеличив в 2017 году прибыль в 10 раз до 2,55 млрд рублей (причина — потери из-за краха ТФБ в 2016 году). Первые лица «Татэнерго» — это бывший замминистра строительства и ЖКХ и глава госкомитета по тарифам Хазиев, а также побывавший пару лет замгендиректора ТГК-16, но теперь уже матерый татэнерговец Айрат Сабирзанов. Оба вхожи в кабинеты минэнерго России и весьма уважаемые менеджеры отрасли.

Главное событие для компании в 2018 году — после реконструкции мощность Казанской ТЭЦ-1 доведена с 220 до 361 МВт. Проектировал обновленную генерацию, кстати, инженерный центр «Энергопрогресс», который оказался в нашем рейтинге на 27-м месте.

На ближайшее время команда «Татэнерго» ставит перед собой задачу модернизировать крупнейшую станцию РТ — Заинскую ГРЭС. «Если на Казанской ТЭЦ мы ввели 230 МВт, то в Заинске нужно 2,2 тысячи МВт — в 10 раз больше! В течение четырех лет хотим получить новую модернизированную станцию», — говорит почти на каждом важном совещании Хазиев. На это нужно порядка 60 млрд рублей. Вопрос пытаются решить уже несколько лет по двум направлениям: модернизация существующего основного оборудования и новая стройка с применением газотурбинных технологий. Компания лоббирует этот проект во вторую федеральную программу ДПМ, по которой сможет получить софинансирование, а также ведет переговоры с китайскими, итальянскими и российскими инвесторами. Но не все так гладко: уверенности в победе на конкурсе ДПМ, который пройдет ориентировочно в марте 2019-го, пока нет. Без модернизации же устаревшую станцию придется консервировать, и тогда энергодефицит республики вырастет в 1,7 раза до 12 млрд кВт⋅ч.

Непросто и с теплосетевым хозяйством. Букет компаний — Бугульминское и Зеленодольское предприятия тепловых сетей и Альметьевские теплосети — по итогам прошлого отопительного сезона продемонстрировал наибольшую задолженность за газоснабжение, а глава Бугульминского района Линар Закиров на совещании с президентом РТ Рустамом Миннихановым жаловался еще и на их 80-процентный износ. Глава «Татэнерго» Хазиев на это заявил, что при существующем долге населения нет возможности увеличить расходы на ремонт и замену сетей. Просроченная задолженность исполнителей коммунальных услуг за тепловую энергию перед «Татэнерго» составляет уже 916,11 млн рублей.

Пунические войны с «Татэнерго» и две грядущие генерации

Тройку лидеров с выручкой в 27,4 млрд рублей замыкает «дочка» ТАИФа ТГК-16, которая в 2010 году отвоевала себе казанскую ТЭЦ-3 (крупнейшую в РТ, обеспечивает энергией «Казаньоргсинтез») и Нижнекамскую ТЭЦ-1 (ПТК-1, не путать с Нижнекамской ТЭЦ, которая принадлежит «Татнефти»). Казанская ТЭЦ-3 тоже подверглась свежей модернизации. В июне 2017-го здесь был запущен крупнейший в России энергоблок General Electric мощностью 405 МВт и стоимостью, как объявил гендиректор ТАИФа Альберт Шигабутдинов, 14 млрд рублей. В итоге ее мощность увеличилась вдвое — с 385 МВт до 790 МВт.

Весьма вероятно, что ТГК-16 как структуру ТАИФа скоро пополнят новенькие энергоактивы, ведь таифовский «Нижнекамскнефтехим» также строит собственную генерацию — в декабре 2017 года компания заключила контракт с Siemens на строительство под ключ парогазовой электростанции мощностью 495 МВт за 380 млн евро. Установку планируется запустить к маю 2021 года. Да и «Казаньоргсинтез» планирует построить парогазовую установку мощностью 250 МВт. «Татэнерго» этому активно сопротивляется, заявляя, что конкурент нечестно строит мощности без расчета на оптовый рынок и «общего котла» заявок от региона на ДПМ.

ТГК-16 — не единственный представитель ТАИФа в энергетическом секторе республики: под нужды «Нижнекамскнефтехима» и ТАИФ-НК в 2009 году была создана сбытовая компания «ПЭСТ». Как говорится на корпоративном сайте, она обеспечивает 10% общего энергопотребления республики, установленная мощность — 480 МВт. Выручка компании за 2017 год превысила 8,3 млрд рублей.

«ТАТНЕФТЬ» И КАМАЗ НЕ ОТСТАЮТ В САМОСТОЯТЕЛЬНОСТИ

Еще два актива из сферы нефтянки — «дочки» «Татнефти»: ООО «Татнефть-Энергосбыт», обеспечивающее энергией саму «Татнефть», и еще 80 компаний юго-востока республики, а также Нижнекамская ТЭЦ (созданная на базе ПТК-2). Первая показывает неплохую выручку — почти в 15 млрд рублей, а вторая (прибыль — 5 млрд) стабильно убыточна: в 2017 году отрицательная прибыль составила 412 млн рублей. Нижнекамская ТЭЦ обеспечивает тепловой энергией ПАО «НКНХ» и АО «ТАНЕКО», а также снабжает город Нижнекамск горячей водой и отоплением.

Читайте также:  Атаманская 6в мойка

Недалеко от «Татнефти» и «ТаграС Холдинг», который, опубликовав консолидированные данные за 2017 год, сенсационно вышел на четвертое место среди крупнейших компаний-миллиардеров Татарстана. Ключевыми бенефициарами «ТаграСа», сформированного из выведенных из «Татнефти» активов, выступают действующие и бывшие топ-менеджеры нефтяной компании во главе с заслуженным генералом нефтянки Шафагатом Тахаутдиновым. На энергетической плоскости он представлен двумя предприятиями: это «ТаграС-ЭнергоСервис», позиционирующийся как крупнейшая строительно-энергетическая компания Татарстана, и входящее в него ООО «Электро-Энергосервис».

КАМАЗ тоже держится на энергетическом поле особняком. Как сообщил нам Сулейманов, предприятие пользуется услугами «Русэнергосбыта» — федеральной компании, имеющей филиал в Татарстане и реализующей в республике по 2 млрд кВт⋅ч в год. 50,5% компании, у истоков которой стояла группа ЕСН Григория Березкина, принадлежат кипрскому офшору, остальное — итальянскому концерну Enel. Впрочем, есть у автогиганта и свое энергетическое подразделение — ООО «КАМАЗ-Энерго» со скромной выручкой в 788 млн рублей. Возглавляет его, кстати, Владислав Гаврилов, в 2017 году покинувший пост замруководителя исполкома Челнов.

Сетевая компания — крупнейший распределитель с новой подстанцией в пассиве

Грандиозная некогда империя Фардиева редуцировалась до энергораспределительного сектора. Сетевая компания — единственная в России организация такого рода, которой принадлежат объекты с уровнем напряжения от 0,4 кВ до 500 кВ, а по величине передаваемой мощности входит в десятку самых крупных электросетевых компаний России. Между прочим, в неотраслевом рейтинге крупнейших компаний России по версии РБК она идет сразу за ТГК-16 (380-е и 381-е место соответственно).

Год назад к тому же она выкупила все электросетевое хозяйство ПЭС (Предприятия электрических сетей) из Набережных Челнов — более 200 км сетей разного уровня напряжения и все трансформаторные подстанции. Как ранее сообщал «БИЗНЕС Online», за актив, который обеспечивал практически ¾ промышленных предприятий автограда электроэнергией, «Ак Барс Холдинг» как главный бенефициар предприятия выручил почти 650 млн рублей. К слову, через год после закрытия сделки налоговая инспекция подала в суд иск о банкротстве ПЭС на 10 млн рублей, пока он оставлен без движения.

Один из важнейших проектов Сетевой компании — подстанция «Щелоков-500» в «Алабуге», которую в 2015 году открывал министр энергетики РФ Александр Новак, — пока буксует. Объект стоимостью 5 млрд рублей за три года так и не смог найти своего клиента: резиденты ОЭЗ используют всего 40 МВт из 250, в совокупности потребители забирают 250 МВт из 1500 МВт, которые готова предложить Сетевая компания. На невостребованность мощного инвестиционного проекта еще в марте на энергетическом саммите в Казани обратил внимание Минниханов. «Вот мы „Щелоков-500“ построили, а загрузка пока всего 16 процентов. Они же сделали инвестиции. А то, что мы планировали, пока не реализовано!» — возмущался он. Пока надежду на возврат инвестиций связывают только с ростом числа резидентов, а между тем Нижнекамск, пожалуй, и покупал бы тока больше, да не хватает линий электропередачи. В строительстве «Щелокова» приняла деятельное участие и «Татнефть», вложившая миллиард, но не до конца ясно, что компания получила взамен. Известно только, что ТАНЕКО тоже входит в состав основных потребителей подстанции.

«КЭР-Холдинг» И ДРУГИЕ ЛЮБИМЫЕ ПОДРЯДЧИКИ ФАРДИЕВА

Подстанцию, кстати, строил «КЭР-Холдинг» («КамЭнергоРемонт-холдинг»), причем, как говорится на сайте фирмы, под ключ. Эта крупнейшая в Татарстане инжиниринговая компания, специализирующаяся на промышленных проектах в сфере энергетики, нефтехимии и нефтепереработки, считается близкой к Фардиеву. По сути, это ремонтное подразделение «старого» «Татэнерго», выделенное из него в ходе структурной реформы.  Владельцем и директором группы выступает Хамис Махянов — энергетик с 26-летним стажем. Вот как он рассказывал о генезисе компании отраслеову журналу: «Мы пошли по пути, отличном от схемы РАО „ЕЭС России“. Согласно реформе, ремонтные компании при разделении единого энергопредприятия должны были продаваться заинтересованным структурам, но в татарстанской энергосистеме сделали по‑другому. Рынок не может появиться сам по себе, для этого должны быть какие‑то структурные показатели. Поэтому в „Татэнерго“ принято, на мой взгляд, радикальное решение: ремонтное предприятие (с коллективом около 6 тысяч человек) сразу преобразовалось в частную компанию. Материальная база была на условиях аренды». Гарантией успеха предприятия было наличие гарантированного (без всяких тендеров) заказа от «Татэнерго», но при этом появлялась возможность продавать услуги и вовне.

Сейчас КЭР — одно из крупнейших энергоремонтных предприятий Татарстана, основной подрядчик энергетиков в республике. В состав холдинга входят Елабужское предприятие тепловых сетей и Зеленодольское предприятие тепловых сетей, обеспечивающие теплом целые города. Выручка холдинга по итогам прошлого года составила 3,8 млрд рублей — к слову, на 30% меньше, чем годом ранее.

Из ключевых проектов — монтаж газотурбинной установки от GE мощностью 386,84 МВт на ТЭЦ-3, модернизация энергоблоков на двух ГРЭС в Казахстане, строительство под ключ подстанции «Бегишево» на 220 МВт. Дочка «КЭР-Холдинга» — «КамЭнергоМаш» — открыла в ТОСЭР «Нижнекамск» производство газовых турбин и двигателей, а также запчастей для капремонта газотурбин, включая импортные. Фишка проекта — в конкурентной стоимости запчастей, а в планах — потеснить таких гигантов, как Siemens, продавая детали дешевле, и занять 39% отечественного рынка. Другой проект холдинга еще более новаторский: он связан с «зеленой генерацией». «КЭР-Холдинг» планирует построить в Татарстане два ветропарка мощностью 25 МВт каждый. Объем инвестиций на реализацию каждого — 5 млрд рублей.

Судя по сведениям в базе данных «Контур.Фокус», близко к «КЭР-Холдингу» по выручке и ООО «Средневолжсксельэлектросетьстрой» (СВЭСС), которое возглавляет Газинур Фаррухшин. Компания также специализируется на строительстве объектов ТЭК и очень много работает на объектах Сетевой компании (за пять лет было заключено контрактов на 12,5 млрд рублей). Бенефициар СВЭСС — некий Раиль Газетдинов, которому принадлежит также ООО «Энергия», контролирующее 99% капитала «ТатЭнергоСтроя». Последнее тоже выиграло подряды от Сетевой компании — на 4,4 млрд рублей.

По оценке участников рынка, «КЭР-Холдинг» Махянова — это крупнейшая частная компания энергетического сектора Татарстана. Однако это если брать все юрлица группы в совокупности. В единоличном же первенстве управляющую компанию «КЭР-Холдинг» опережает по выручке челнинское АО «Татэлектромонтаж» (ТАТЭМ), которое ведет свою историю со времен строительства КАМАЗа. После эпохи приватизации это чистый пример семейного бизнеса: в числе учредителей — 78-летний мастодонт энергетической отрасли Юрий Солуянов, гендиректор — его сын Дмитрий Юрьевич Солуянов, а в совет директоров входит Иван Юрьевич Солуянов. По итогам прошлого года выручка составила 4,5 млрд рублей. Среди проектов компании — освещение московского и казанского метрополитена, стадиона «Лужники», ТАНЕКО, «Аммоний», ТАИФ-НК, производства на заводах «Казаньоргсинтеза» и НКНХ, а также подсветка улицы Тверской в Москве.

Федеральные проекты и задержанный глава

Если говорить о рынке системной интеграции, то в передовиках даже на федеральном уровне — лаишевская ГК «Инвент». Этому поспособствовал в том числе контракт на 3,1 млрд рублей на перекладку коммуникаций в московском метро в 2014–2015 годах. В ноябре 2016 года 33% компании за 3 млрд рублей купило ПАО «Интер РАО», правление которого возглавляет Борис Ковальчук, сын Юрия Ковальчука, одного из богатейших бизнесменов РФ, а председателем совета директоров «Интер РАО» является глава «Роснефти» Игорь Сечин. Считается, что изначально основной владелец Эльбек Сафаев был близок к Фардиеву, но затем от него дистанцировался и попытался сыграть в свою игру, используя связи в Москве.

Один из ключевых активов «Инвэнта» — ООО «Таткабель», способное выпускать кабели сверхвысокого напряжения. Следующий по выручке лаишевский актив «Инвэнта» — ООО «Инвэнт-Электро», которое в своей деятельности во многом также ориентировано на Московский регион. Далее идут ООО «Теплоизоляция» и Уруссинский электромеханический завод. При этом с недавних пор группа «Инвэнт» вынуждена разруливать проблемы с банками. С осени Промсвязьбанк и Росбанк атакуют лаишевских электропромышленников исками на общую сумму 656 млн рублей, есть и банкротный иск со стороны контрагента. Ситуацию осложняет тот факт, что Сафаев находится под арестом — его задержали в октябре у офисного здания в Москве при получении пакета с 50 млн рублей.

Читайте также:  Bges ru личный кабинет барнаул

Небольшой букет околоэнергетических компаний под крылом у «Ак Барс Холдинга» (АБХ). Это и «Камгэсдевелопмент», и Казанский завод «Электроприбор», сотрудничающий, в частности, с ПАО «Туполев», КАМАЗом и КВЗ. Уровень их влиятельности на рынке именно энергетики у многих игроков вызывает вопросы: все же это не вполне профильная для АБХ сфера, но тем не менее сопутствующая.

Электротехническими работами под ключ успешно занимается и АО «Электрощит» (учредитель — некий Дмитрий Рослов). Оно работает преимущественно с нефтегазодобывающими и нефтехимическими компаниями, в том числе с «Татнефтью», «Алабугой» и ТАНЕКО. Выручка — приблизительно 1,5 млрд рублей. Производством энергетического оборудования (щиты автоматики, трансформаторные подстанции) аж с 1999 года занимается еще одна компания с похожим названием, но другим учредителем — ООО «Производственное управление Казаньэлектрощит» Владимира Шитькова. Ее показатели значительно скромнее — 480 млн рублей годовой выручки.

Отдельного упоминания заслуживает и небольшой энергоцентр «Майский» в Зеленодольском районе РТ. Его бодро открывали в октябре 2011 года — старт работе крупнейшего в России объекта малой энергетики (электрическая мощность — 23,5 МВт, а тепловая — 24,5 МВт) дал лично Минниханов.  Инвестором выступил московский НПФ «Благосостояние», реализующий корпоративную пенсионную систему РЖД, — он вложил в объект 1 млрд рублей. Станция должна была питать тепличный комбинат «Майский», но тот неожиданно обзавелся собственным энергоблоком. В итоге пришлось прокладывать трубы в поселок Осиново и обеспечивать теплом и горячей водой местных жителей.

Широко представлены на рынке и иностранные компании — в основном они открывают филиалы, обходясь без отдельных татарстанских юрлиц. Так, немецкая Siemens построила парогазовую установку — теплоэлектростанцию для нужд «Нижнекамскнефтехима» — и будет бороться за проект новой генерации на КОСе. Американская General Electric возвела турбины на ТЭЦ-1 и ТЭЦ-3 и поставила две газовые турбины для «КЭР-Холдинга». Турецкая Enka возводит ГТ-ТЭС для НКНХ на 495 МВт. Наконец, международный концерн по производству тепловой автоматики Danfoss (штаб-квартира в Дании) еще 20 лет назад открыл в Татарстане постоянное представительство. Технологии применены на объектах Универсиады-2013 и в ОЭЗ «Алабуга», в новом аэропорту столицы РТ и на стадионе «Казань Арена», в крупнейших торговых центрах и на многих промышленных предприятиях.

Что касается альтернативной энергетики, то на данный момент в Татарстане ее практически нет, но уже наметился будущий флагман. Речь идет о мусоросжигательном заводе под Казанью, который наверняка будет занимать достойное место в отраслевых рейтингах по выручке. Пока же проект, строительство которого «РТ-Инвест» планировал начать нынешней осенью, продирается сквозь согласования и непонимание местных жителей.

* * *

Мы благодарим за поддержку проекту известные в Татарстане компании. Генеральным партнером выступил Банк ВТБ (ПАО). Партнерами стали также АО «Национальный негосударственный пенсионный фонд», ПАО «Таттелеком», компания «КомЛайн» и Высшая школа бизнеса КФУ.

«БИЗНЕС Online» поздравляет работников энергетической отрасли с профессиональным праздником. Если вы заметили неточности и пробелы, просим сообщать об этом в комментариях к данному материалу. Все замечания будут учтены при подготовке следующей версии исследования.

«Росатом» «продает» Минниханову экспериментальный мегапроект. Но есть ли в нем смысл?

«О водороде забудьте, в России он никому не нужен. Цена вопроса запредельная! А куда вы денете аммиак, у нас что, дефицит?» — скептически оценивает эксперт «БИЗНЕС Online» идею «Росатома» построить в Татарстане атомную станцию. Изначально планировали выпускать чистый водород на экспорт, но теперь «продуктовую линейку» думают дополнить, например, метанолом и аммиаком. Корпорация обещает республике 20 млрд рублей налоговых поступлений в год, а взамен рассчитывает на надежный рынок сбыта. Собеседники «БИЗНЕС Online» отмечают, что опасность объекта минимальна, но абсолютной гарантии от катастрофы никто не даст. О том, есть ли во всем этом экономическая логика или дело в желании освоить средства федерального нацпроекта, — в нашем материале.

Кто владеет энергоотраслью Татарстана?

«Росатом» рассматривает Татарстан как площадку для строительства атомной энерготехнологической станции (АЭТС)

Что произошло?

«Росатом» рассматривает Татарстан как площадку для строительства атомной энерготехнологической станции (АЭТС). Проект накануне представило дочернее предприятие госкорпорации — опытное конструкторское бюро машиностроения им. Африкантова (АО «ОКБМ Африкантов», Нижний Новгород). Предприятие — главный поставщик реакторов для атомных подводных лодок, ледокольного флота и гражданской энергетики. Сейчас ОКБМ курирует федеральный инвестпроект по созданию АЭТС, его ориентировочная стоимость — около 30 млрд рублей. Заказчиком выступает «Росэнергоатом».

Впервые о проекте атомной энерготехнологической станции «Росатом» упомянул в конце 2021 года. Ключевой элемент станции — высокотемпературный газоохлаждаемый реактор (ВТГР). В 2023-м должен быть готов проект реактора, в 2025-м планируется получить лицензию на размещение станции и проектную документацию, рассказывал в интервью РИА «Новости» гендиректор холдинга «Атомэнергомаш» Андрей Никипелов. «Физический пуск первого блока АЭТС намечен на конец 2032 года, а в декабре 2035-го ожидается введение головной АЭТС в промышленную эксплуатацию», — отмечал руководитель холдинга.

Кто владеет энергоотраслью Татарстана?

Технические характеристики станцииСкриншот презентации АО «ОКБМ Африкантов»

Изначальная цель строительства станции — создание крупномасштабного производства водорода методом парокислородной конверсии метана. При таком методе отсутствуют выбросы в атмосферу диоксида углерода, или углекислого газа, сказано в презентации, которую показали накануне на заседании совета директоров АО «Татнефтехиминвест-холдинг». Тема неновая: в 90-х рассматривалось пять площадок для строительства АЭТС, в том числе Нижнекамск, но потом проект встал, рассказал первый заместитель гендиректора АО «ОКБМ Африкантов» Виталий Петрунин и отметил, что в прошлом году два высокотемпературных реактора запустили в Китае.

По словам Петрунина, эскизный проект станции уже готов. Предполагается, что она будет включать в себя четыре блока, а общая мощность составит 800 мегаватт. Площадь станции составит около 160 га, работать на объекте будут до 1,5 тыс. сотрудников. Проектный срок службы — 60 лет. Но есть загвоздка. Изначально станцию задумывали (и писали проект) для создания чистого водорода, который пойдет на экспорт, но с учетом известных событий понадобится расширить продуктовую линейку, подчеркнул докладчик. По его словам, на станции можно наладить выпуск метанола, аммиака и других продуктов. «Этот вопрос требует осмысления и взаимодействия, в том числе с предприятиями Татарстана», — отметил спикер. Другими словами, «Росатом» пытается понять, какая продукция нужна предприятиям республики и будет ли здесь спрос.

Кто владеет энергоотраслью Татарстана?

По словам Петрунина, эскизный проект станции уже готов. Предполагается, что она будет включать в себя четыре блока, а общая мощность составит 800 мегаватт. Площадь станции составит около 160 га, работать на объекте будут до 1,5 тыс. сотрудниковСкриншот презентации АО «ОКБМ Африкантов»

В презентации сроки следующие: проектная документация — сентябрь 2026 года, лицензия на сооружение — февраль 2028-го, разрешение на строительство и начало работ — март 2028 года. В 2032-м планируется начать опытно-промышленную эксплуатацию первого блока, все четыре блока должны заработать к 2035 году. Но сроки могут измениться из-за переориентации с чистого водорода на другие продукты, оговорился спикер.

Татарстан подходит для строительства АЭТС, считают в конструкторском бюро. Есть потенциальный потребитель — нефтегазовый комплекс республики, система доставки природного газа, водные ресурсы (крупная река Кама), а также «заинтересованность властей региона в инновационных проектах и декарбонизации промышленности». В презентации также отмечалось, что совокупные налоговые поступления от эксплуатации станции составят 20 млрд рублей в год, но Петрунин углубляться в экономические вопросы не стал. Помимо республики, «Росатом» рассматривает в качестве площадки Московскую область, Димитровград (Ульяновская область) и северные регионы.

Читайте также:  Сарэнерго саратов личный кабинет вход

Насколько это безопасно?

На заседании ТНХИ-Х вспомнили, что в Татарстане уже начинали строить атомную станцию в Камских Полянах (Нижнекамский район). Проект заморозили под давлением общественности после аварии на Чернобыльской АЭС. Петрунин заверил журналистов, что АЭС и предлагаемая им АЭТС — это разные вещи. «Безопасность данной станции удовлетворяет всем самым современным критериям. Это станция четвертого поколения. В реакторе невозможно никакого расплавления топлива, вообще такая авария исключена в любых самых необозримых запроектных аварийных ситуациях», — заверил спикер.

Опасность объекта минимальна, ведь атомная часть установки небольшая, а уровень безопасности стал выше, подчеркнул в беседе с «БИЗНЕС Online» гендиректор Волжского научно-исследовательского института углеводородного сырья (ВНИИУС), экс-президент АН РТ Ахмет Мазгаров. При этом он оговорился: «Абсолютной гарантии нет». «Всегда где-то что-то может случиться, радиоактивное заражение может быть, но такая вероятность сегодня очень мала — технологии совершенствуются», — отметил наш собеседник.

«Что касается безопасности, ну ладно, будем считать, что она (АЭТС — прим. ред.) абсолютно безопасна, хотя это невозможно: даже при производстве обычных химических продуктов всегда есть опасность, потому что это горючие вещества. Это первое. Второе — два опасных производства в одном месте: химическое и ядерное. Поэтому, прежде чем декларировать, нужно огромную работу провести, чтобы доказать безопасность двух опасных технологий», — настороженно отнесся к проекту руководитель Института проблем энергетики, экс-заместитель министра по атомной энергии РФ Булат Нигматуллин.

«Это новая энергетическая установка. Для нее нужно разработать нормы, ей не соответствуют нормы обычной атомной станции на одной площадке. Пока этого не сделали. Кто докладывал об этой установке в Казани? Виталий Петрунин? Я его хорошо знаю. Когда встречу этого Петрунина, за мошонку возьму и скажу: „Дорогой, ты не болтай!“ Можете сослаться на Нигматуллина, я готов с ним публично выступить как оппонент со стороны татар, будучи татарином с Арбата. Первый вопрос Петрунину: как вы будете все это проектировать на одной площадке?» — эмоционально добавил Нигматуллин.

А есть экономический смысл?

Напомним, в 2016 году проект Татарской АЭС в Камских Полянах вдруг «возродился» в схеме территориального планирования РФ. До этого с призывами вернуться к проекту выступали спикер Госсовета РТ Фарид Мухаметшин и генеральный директор АО «Татэнерго» Раузил Хазиев. В схеме отмечалось, что так называемая АЭС-5 мощностью 1 250 МВт должна появиться в 2030 году. Станция будет строиться с целью «увеличения энергетического потенциала республики», на ней планируется установить один водо-водяной энергетический реактор (ВВЭР-ТОИ), следовало из документа. Пока это все-таки план, а не готовое распоряжение, каких-либо проектов по размещению АЭС в республике нет, пояснил в разговоре с «БИЗНЕС Online» Валерий Кандалинцев — первый заместитель директора филиала АО «СО ЕЭС» «Региональное диспетчерское управление энергосистемы Республики Татарстан» (РДУ Татарстана). Источники в сфере энергетики сомневались в целесообразности строительства АЭС. Во-первых, это дорого. Во-вторых, будет ли потребность в таком количестве энергии? Куда РТ будет девать более тысячи мегаватт энергии, при официальном дефиците 650–850 мегаватт?

Кто владеет энергоотраслью Татарстана?

При этом потребность в водороде у Татарстана вполне может быть, но пока теоретическая. К примеру, в 2021 году КАМАЗ представил автобус на водородном топливе и, видимо, всерьез рассматривает соответствующее направление. Для городов, которые заботятся об экологии, такой транспорт может стать доступным уже с 2024–2025 годов, отмечали на челнинском заводе. В перспективе завод мечтал создать линейку транспорта на водороде и очень надеялся, что к 2025 году водородное топливо станет доступнее. Ключевые проблемы для развития водородного транспорта — это как раз стоимость топлива и отсутствие заправочной инфраструктуры. «Я много интересовался темой, мы исследования проводили и пришли к мнению, что для нашей страны водород станет ключевым элементом. Потому что протянуть такое количество электрических сетей крайне сложно», — отмечал гендиректор КАМАЗа Сергей Когогин.

Осенью прошлого года Зеленодольский судостроительный завод им. Горького взялся построить первое в России судно на водородном топливе. Водород является одним из основных видов сырья для производства аммиака, метанола и теоретически сырье может пригодиться АО «Аммоний» в Менделеевске. К слову, на заседании ТНХИ-Х представитель завода уже пригласил представителей «Росатома». Впрочем, пока водородный бум для Татарстана скорее выглядит как мечта.

«Сейчас тема водородной энергетики очень модная, ведь при сжигании водорода выделяется только вода, больше ничего. Весь мир этим занимается. Водород сейчас получается методом парогазовой конверсии метана, то есть из природного газа на катализаторе, и процесс идет с большим количеством выделения углекислого газа, СО2. А углекислый газ — парниковый. Атомщики же предлагают получать водород без выделения CO2. И он будет в 3–4 раза дешевле, если тепло получать от ядерной энергии. По крайней мере, они так говорят», — описал идею Мазгаров.

Наш собеседник подчеркивает, что сейчас водород производится «в огромном количестве» на заводе ТАНЕКО в Нижнекамске. Он используется для очистки нефти от сернистых соединений. Минус в том, что это дорого, а на выходе получается большой объем углекислого газа. «Идея как будто хорошая, но по проекту никто никаких решений не принимал. Они предложили, мол, вот мы в этом направлении работаем. Президент же сказал: „Давайте, ребята, разберитесь, у нас есть опыт в Камских Полянах, нехороший опыт, архивы старые поднимите и тщательно посмотрите“. Сейчас все на этой стадии. Как немцы говорят, Futurum II, то есть будет, но неизвестно когда. Возможно, в далеком будущем. У нас ведь много чего говорится, а реализуется только один проект из 100», — пока скептически настроен Мазгаров.

«О водороде вы забудьте, в России он никому не нужен, у нас нет рынка водорода. Кому это все необходимо и какова цена вопроса?» — критически настроен в отношении проекта Нигматуллин. В разговоре с «БИЗНЕС Online» он заметил, что только вчера обсуждал разные варианты производства водорода на семинаре в РАНХиГС. По словам нашего собеседника, цена вопроса запредельна и надо понять, насколько это экономически целесообразно. Если выпускать аммиак, то тоже неясно, куда его девать — дефицита в стране нет, указал эксперт. Ученые постоянно дискутируют, есть ли будущее у водородной энергетики, заметил Гарапов. «Проект рассчитан на 2035 год, думаю, здесь просто лоббисты попытаются сесть на финансовые потоки и освоить их. Здесь как в притче о Ходже Насреддине: к этому времени либо осел помрет, либо падишах, либо сам Насреддин. Задача — схватить пирог финансовый у государства, а там видно будет», — сказал наш собеседник.

Фотоистория мегастанции, производящей четверть всей электроэнергии Татарстана, в 15 кадрах

Сегодня ожидается историческое заседание правительственной комиссии по энергетике, которая решит, одобрить ли проект модернизации Заинской ГРЭС стоимостью 79 млрд рублей. Корреспондент «БИЗНЕС Online» побывала на электростанции и узнала, как инженеры борются с износом оборудования и как за полвека технологический прогресс превратил некогда флагманское предприятие фактически в чемодан без ручки.

Кто владеет энергоотраслью Татарстана?

Сделать БО основным источником новостей в Яндексе

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *